Logo
Версия для печати

Из дневника путешественника по Дивногорью (С. Родиков)

 
 

Странствия... Далекие и близкие, они воистину благословенны для учеников Христовых, потому что и Бог был Странником. Да и сама жизнь Его — странствие. Из горнего мира — к нам, на грешную землю. Потом — по холмам и долинам Галилеи, по знойным пустыням и людным городам. По потемкам человеческих душ. По сотворенному Им миру, среди людей, забывших, что они — Его дети и наследники.
(из книги Архимандрита Тихона «Несвятые святые», с.300)

Середина лета. Не жарко. Как обычно в начале июня образуется несколько дней выходных. В связи с этим выехала группа в составе пяти человек из Мичуринска в пятом часу пополудни в Острогожск. Поехали окольными путями через Петровское. Небо закрывали набрякшие облака.

Свернули с трассы на дорогу, ведущую в Острогожск. Проезжая селения, тянущиеся вдоль дороги, наблюдали поля, засеянные капустой, прочими зеленями. На тамбовщине таких нет.

Остановились купить капусты. Добравшись до хозяина, спросили, почём капуста. Он спрашивает, сколько тонн брать будете. Да нам бы несколько вилков.

А, – разочаровался он, – идите, нарежьте, сколько вам надо…

Вообще мы несколько раз останавливались и накупили овощей (кроме капусты – огурцов, редиса) на весь поход.

Заночевали в гостинице в городе Острогожске, впятером в трёхместном номере.

Небо с утра обложили облака, стало прохладно и все оделись в штормовки.

(Здесь и далее описывается территория музея-заповедника «Дивногорье», куда отправилась на выходные  туристическая группа из Мичуринска).

“В районе моста в селе Рыбное в русле много тины и водорослей, далее русло чистое, вода прозрачная. Песчаных пляжей на реке нет, выходы из воды каменистые или илистые. Часто встречаются цапли. По берегам есть мята, на склонах меловых гор много чабреца. Ниже хутора Дивногорье скорость течения увеличивается, встречаются каменистые перекаты.”

И вот мы на воде Тихой Сосны. Течение у реки было еле заметное, но четверо гребцов слегка разогнали лодку, и она заскользила по чистой воде. Через некоторое время, когда появилось из-за облаков солнце, мы увидели, насколько прозрачна вода в реке: были видны дно, лопухи кувшинок и гирлянды водорослей, которые извивались в глубине турбулентного потока.

По лежащим на воде листьям, обрамляющим бело-желтые кувшинки, бегали, чего-то ища, маленькие желтенькие птички. Временами нас обволакивал аромат береговых цветов. И мы, принюхиваясь, гадали: что же это может быть? Вьюнки? Или, может, какие другие цветы? Мята, например. Берега закрывали камыши с тоненькими слегка коричневыми чижиками.

“Река Тихая Сосна протекает невдалеке от границы Дона и мелового плато. Сотни лет назад по реке проходила граница Дикого поля. Красота и разнообразие природных ландшафтов поражает воображение белоснежными столбами-Дивами, цветущими ковыльными степями и заповедной природой.

Тихая Сосна – правый приток Дона, берёт своё начало на юго-восточных склонах среднерусской возвышенности с малого ручейка в степной балке Волоконовского района близ села Покровка. В Красногвардейском районе Тихая Сосна уже походит на реку. Затем она течет через земли Алексеевского района Белгородской и Острогожского – Воронежской областей.”

Перейдя железнодорожное полотно юго-восточной железной дороги, мы подошли к плакату с обозначением достопримечательностей заповедника. Слева вверх по горе уходила металлическая лестница. По ней мы и стали подниматься. И вот перед нами открылся вход церкви, находящейся в горе. Но путь нам перегородил охранник, сказав, что без билета нельзя. Билета у нас не было, а возвращаться не хотелось. И мы пошли дальше. Через некоторое время мы поднялись на вершину горы. Перед нами расстилалась земля с высоты птичьего полета. Поле, по которому, скрытая среди деревьев, протекала Тихая Сосна. А справа взору открылась широкая синяя лента Дона с песчаными берегами на поворотах. В этом месте река делала излучину, близко подойдя к горе и Тихой Сосне. По дорожке, выложенной плоским камнем, мы подошли к остаткам Маяцкой крепости, о месторасположении которой напоминали слегка возвышающиеся холмики. Ярко светило и слегка припекало полуденное солнце. Кучевые облака иногда накрывали нас легкой тенью.

“В низовьях, в месте сближения Тихой Сосны с Доном, на правом высоком берегу реки удивительное место – Дивногорье. В 1991 году здесь создан природный историко-археологический музей-заповедник «Дивногорье», территория которого простирается по правому берегу реки, от хутора Дивногорье, до её устья и далее по правому берегу Дона до села Селявное. Среди многих уникальных объектов музея под открытым небом стоит особо отметить: пещерную церковь во имя Иконы Сицилийской Божией Матери в Больших Дивах, археологический комплекс памятников – Маяцкое городище 9-10 в.в.”

Мы вошли вслед за экскурсантами в церковь. Но за дверями нас уже ждал экскурсовод из священствующих.

Экскурсия у нас по билетам…

Мы заплатим…, – поспешил успокоить его Юра.

Свечки возьмите, деньги положите там…

Мы расположились под сводами небольшого пустынного храма, обратив взор на небольшого, с округлым, распирающим рубашку, животиком, провожатого.

Уважаемый…, – раздался по-хозяйски повелительный голос, обращенный к Юре. И Юра, от неожиданности вздрогнув, стремительно сорвал с себя кепку.

Мы зажгли свечи, и друг за другом вошли в подземелье. Наш провожатый поднял руку со свечой над головой, показывая, что проход довольно высокий. Зажжённые свечи, освещали в темноте меловые стены прохода, на которых виднелись многочисленные надписи, что-то вроде: Киса и Ося были здесь. Вот глубокая надпись от сорокового года прошлого столетия. Нет места свободного. Посвежело. Почувствовал прохладу. И Юра, посмотрев на меня, посоветовал надеть свитерок.

Температура в помещении постоянная и равна восьми градусам, – сообщил нам экскурсовод. - Вот и представьте себе, что монахи жили здесь круглый год. Атмосфера здесь обеззаражена. Больным лёгочникам даже рекомендовалось гулять здесь. Здесь всегда был свежий воздух.

Наконец мы остановились в небольшом круглом помещении с византийским куполом.

Здесь необыкновенная акустика, только для мужского голоса, – сообщил нам служитель. – Я сейчас отойду в сторону и прочитаю молитву, а вы послушайте.

Он отошёл в сторону от помещения и негромко нараспев стал читать.

Благослови-и, душе моя Господа и не забывай всех воздая-аний Его…

Тембр мужского голоса среди меловых камней вошёл в резонанс и загудел, усиливаясь так, что слышно его было далеко. Захотелось что-нибудь тоже сказать, а лучше спеть. Татьяна пискнула, но голосок её затух, даже и не поднявшись.

По узкому проходу подул лёгкий ветерок. Пламя свечки затрепетало и погасло. Мы вышли из церкви. Ярко светило солнце.

Пройдя каньон и постояв среди ясеней, мы неторопливо подошли к древним поселениям, огороженным забором. У входа нас ждала симпатичная курносая девушка, студентка Воронежского университета археологического факультета и, выдав нам бесплатные билеты, позволила самостоятельно осмотреть-обследовать хижины древних людей. Землянки, – подумали мы, – спустившись в одну. Да нет, это небольшой погребок, а вовсе не жилище.

Это стилизация древних поселений, – предупредила нас девушка. Действительно, здесь невозможно жить, никаких, понимаешь, удобств.

Течение реки ускорилось, и мы с интересом рассматривали проплывающие мимо окрестности. Вот под деревом остановилась небольшая группа с палатками. Подумалось: как они проехали сюда на машине? Дорогу знают… Приятно вот так посидеть на берегу с удочкой. Недалеко от берега сквозь чистую воду разглядел в песке донышко крынки. О, наверное, это артефакт старины глубокой, подумал я, и рука, опустившись на дно, выдернула из песка черепок от донышка кувшина. Надо будет сдать в краеведческий музей, – подумал я об исторической значимости находки. А вот участок реки, через который когда-то был наведён мост. Лишь несколько черных коротких столбов, торчащих из воды, напоминали о нём. Река здесь подпирается небольшим порожком, чтобы затем слегка ускориться. Мы остановились, причалив к берегу, и Юра убрал верёвку, нависающую над рекой. И вот неожиданно за поворотом открылось пространство, и мы увидели перед собой широкую с мутной водой реку: Дон. Серые песчаные берега. Остановились на слиянии и напоследок искупались в чистой воде Тихой сосны. Ниже по течению вдали справа на горе возвышалась пещерная церковь.

Проплыв мимо меловых гор по правому берегу, остановились напротив села Селявное. Жарко светило солнце.

На берегу обсыхала наша перевернутая лодка. Рядом валялся забытый черепок от донышка кувшина. Около воды в песке копошились ребятишки, приехавшие из Подмосковья к бабушке. Подул ветер, с севера заходила большая, в полнеба, туча. Посвежело, и заморосил небольшой дождь. Вверх по реке мимо нас резво прошёл круизный пароход, чёрно дымя трубой.

Скоро подъехал Юра и мы, загрузив в машину вещи, неспеша покатили домой.

В одном месте проезжая по мосту через реку, обратил внимание на её название: Потудань. Сразу вспомнились строчки из немногих стихотворений, которые я знаю:

Из Воронежа повернули на Хлевное. Остановились около стелы – памятника коню в местечке Конь-Колодезь. На памятнике указано расстояние – 432 версты от Москвы. Походили немного около него. Это место было какое-то удивительное: старинные небольшие дома, огороды за ними, людей нет. Заметил, что незнакомые, недолгие посещением, чужие места нравятся больше своих, красоту которых уже не замечаешь.

Затем остановились в деревне Коренёвщино. Смотрели на памятный обелиск на небольшой возвышенности.

В этом месте сохранился курган, на нём располагалась усадьба, где жила бабка с маленькой еще матерью А.С. Пушкина – дочерью Осипа Ганнибала, сына знаменитого арапа Петра Великого, – со знанием дела доложил нам Юра. В темноте уже приехали в Мичуринск.

Сергей Родиков
 

 

Последнее изменениеВторник, 17 Май 2016 14:50

Последнее от

Деловой МИКС .