Предупреждение
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 575
Menu
RSS

Последний поход Канапухина (С. Родиков)

Неожиданный звонок

Звонит мне в начале июля по сотовому телефону Олег Канапухин: - Мы собираемся в поход в Карелию, отъезд десятого июля. Ты как? Завтра уже нужно брать билеты на поезд.
Меня на месте не было, но размышлял я недолго:
- Как называется река?
- Писта.
Я такой реки не знал.
- Берите билеты.
Под ложечкой засосало…

В поезде Олег чуть было не обыграл всех в карты

Выехали из Мичуринска десятого июля Михаил Белоусов, Вячеслав Субботин, Олег Канапухин, Сергей Родиков, Федор Белоусов и Ирина Полякова поездом Тамбов-Санкт-Петербург в семнадцать часов двадцать три минуты. Их провожали Ольга Белоусова и Андрей Моложавый. Приехали в Санкт-Петербург на следующий день в час дня. Переехали с помощью метро на Ладожский вокзал. Взяли билеты обратно из Кеми на двадцать второе июля. А билеты на поезд № 22 Санкт-Петербург-Мурманск у нас были. И в семнадцать пятьдесят мы отправились дальше на север. Говорят у них здесь белые ночи. На следующий день в час пополудни мы вышли на станции Лоухи.

 

 

В поезде играли в карты. Олег в паре со Славой и Миша с Ириной. Олег – небольшого роста, худощавый с загорелой большой лысиной и чёрной бородой, отчего был похож на Кропоткина, был по натуре добрым и покладистым человеком. У Славы была небольшая седая бородка и такая же шевелюра. Крепкого телосложения. Очень деловой и разговорчивый, за что ребята его очень любили. С ним было легко, он брал на себя многие общественные дела. Не было тем разговоров, в которых он не мог бы участвовать. Миша, высокий крепкий мужчина с чёрными, слегка курчавыми волосами и лёгкой небритостью, брал на себя организацию не только походов, но и игру в карты. Сергей худощавый шатен, начинающий слегка лысеть, выше среднего роста, не любил игру в карты, но с некоторых пор стал записывать истории совместных путешествий. Ирина – молодая женщина, была случайным человеком в компании матёрых туристов, поэтому сведений о ней было мало, кроме того, что она работает продавцом в магазине сантехники. Федя – ученик пятого класса средней школы под руководством папы начал осваивать туристское мастерство.

Периодически Олег, Слава и Ирина выходили в тамбур. Возвращались обкуренные, с обожженной слизистой оболочкой рта и горла. От них за версту несло дешёвым никотином. Они не помнят когда, это было лет тридцать назад, по словам Славы, но из-за никотина и возникла у них привычка к курению. А никотин – алколоид, относящийся к числу психотропных средств. При постоянном его употреблении возникает зависимость психическая и физическая, количество потребляемых сигарет постоянно увеличивается, развивается болезнь.

- А почему бы вам, курильщикам, вместо курения сигарет не жевать табак? – спросил я Славу.

- Да, такое было…, – начал вспоминать Слава. – Но не прижилось. Тогда все было бы заплевано и курильщики сначала бы жевали табак, потом жвачку, потом просто жевали бы… Правда, можно было бы табак и нюхать…

Вот что писал Владимир Гиляровский в своей книге “Москва и москвичи”: «В начале шестидесятых годов девятнадцатого столетия курение папирос только начинало вытеснять нюхательный табак, но всё же он был ещё долго в моде. Запрещено было курить на улицах, виновных отправляли в полицию, «несмотря на чин и звание», как было напечатано в приказе обер-полицмейстера, опубликованном в газетах.

- То ли дело нюхануть! И везде можно, и дома воздух не портишь… А главное, дёшево и сердито!

Лучший табак, бывший в моде, назывался «Розовый». Его делал пономарь, живший во дворе церкви Троицы-Листы, умерший столетним стариком. Табак этот продавался через окошечко в одной из крохотных лавочек, осевших глубоко в землю под церковным строением на Сретенке. После его смерти осталось несколько бутылок табаку и рецепт, который настолько своеобразен, что нельзя его не привести целиком.

«Купить полсажени осиновых дров и сжечь их, просеять эту золу через сито в особую посуду. Взять листового табаку махорки десять фунтов, немного его подсушить (взять простой горшок, так называемый коломенский, и ступку деревянную) и этот табак класть в горшок и тереть, до тех пор тереть, когда останется не больше четверти стакана корешков, которые очень трудно трутся: когда весь табак перетрется, просеять его сквозь самое частое сито. Затем весь табак сызнова просеять и высевки опять протереть и просе-ять. Золу также второй раз просеять. Соединить золу с табаком так: два стакана табаку и один стакан золы, ссыпать это в горшок, смачивая водой стакан с осьмою, смачивать не сразу, а понемногу, и в это время опять тереть, и так тереть весь табак до конца, выкладывая в одно место. Духи класть так: взять четверть фунта эликсиру соснового масла, два золотника розового масла и один фунт розовой воды самой лучшей. Сосновое масло, один золотник розового масла и розовую воду соединить вместе подогретую, но не очень сильно; смесь эту, взбалтывая, подбавлять в каждый раствор табаку с золою и всё это стирать.

Когда весь табак перетрётся со смесью, его вспрыскивать оставшимся одним золотником розового масла и перемешивать руками. Затем насыпать в бутылки; насыпав в бутылки табак, закубрить его пробкой и завязать пузырём, поставить их на печь дней на пять или на шесть, а на ночь в печку ставить, класть их надо в лежачем положении. И табак готов».

В очередной раз, стоя в тамбуре и с трудом различая друг друга сквозь туман сизого дыма, глубокомысленно рассуждали.

- Я выкуриваю полторы-две пачки в день, – скромно признавался Олег, прикуривая от “бычка” следующую сигарету.
- Я, наверное, чуть меньше, – задумчиво проговорила Ирина, поглядывая на фиолетовые синяки на руках и ногах.

Она вспомнила, что где-то читала, что огромный вред организму человека причиняет окись углерода. Она легко связывается с гемоглобином в крови, при этом образуется карбоксигемоглобин, не способный к переносу кислорода в организме человека. Возникает хроническая гипоксия (кислородное голодание) тканей, в частности, миокарда. Кроме того, никотин и угарный газ, проникая через плаценту, отрицательно действует на эмбриональное развитие плода.

Что же выбрать? Продолжать курить или выйти замуж и нарожать кучу ребятишек? – надолго задумалась над непростым выбором Ирина. Ведь установлено, что табакокурение может быть одной из причин болезни Дауна. Да, куча ребятишек и все Дауны…

В один момент, когда курильщики отсутствовали, Миша умело подтасовал карты. Когда они вернулись, то Слава отказался играть, сославшись на головную боль. Миша уговорил вместо него Федю сесть за игорный стол. После того как Миша раздал карты, то у Олега от неожиданности волосы на голове дыбом встали: у него оказалось пять карт одной масти. И он возбужденно звал Славу продолжить игру, показывая ему карты, дескать, смотри, одни кресты. Сейчас мы им дадим жару. Но он ещё не знал, что у Ирины, которая ходила после него, в этот момент было пять козырей.

Станция Лоухи. На автобус до Пяозеро мест уже не было. А нам нужно было до реки Писта. Договорились с водителем газели за три тысячи двести рублей. За четыре часа он довёз нас до моста через реку, а это в ста сорока пяти километрах от Лоухи, и у старого моста мы остановились на стоянку. По пути в одной деревне мы накопали червей, так как те, что взял с собой Слава, сдохли от перегрева и недостатка воздуха, и мы оставили их в Санкт-Петербурге. Водитель говорит, что в районе Лоухи две недели стояла жара, до двадцати семи градусов по Цельсию и лишь вчера прошёл часовой дождь. Здесь же в районе реки Писта было сухо.

Рыбный день

Искупались в реке. Вода вопреки предсказаниям Олега Канапухина оказалась тёплой, градусов двадцать и чистой. Вечером с моста ловили рыбу. Рыба, застоявшись и соскучившись по настоящим рыболовам, охотно клевала. Миша дал поудить и мне. Только забросишь снасть, как уже клюёт и вот приятная тяжесть граммов на двести трепещется на крючке. Снимать рыбу с крючка тоже надо грамотно. Не спешить хватать дергающуюся рыбу голыми руками, а подождать несколько секунд, когда она повиснет, тогда можно и взять её спокойно.

Подъехал на легковом автомобиле пограничник. Проверил документы, оказались в порядке. Посмотрел карту двухкилометровку и спросил:
- Где вы взяли эту карту?
- Из Интернета, – ответил Миша.

Мир окончательно ускорился и полностью раскрылся. В пространстве и времени исчезли границы. Стало возможно получить любую информацию. Хакеры могут влезть практически в любой компьютер. Наступила информационная эпоха, закончилась эпоха индустриальная. Так же, как сказал в одной из радиопередач Герман Греф, закончилась эпоха капитала – капитала в мире много – наступило время людей, умеющих грамотно распорядиться капиталом.

Олег хлопотал по ужину. Но, видя успех товарищей, страшно завидовал, возбуждено говоря Мише:
- Завтра меня не трожь, завтра я вам такую рыбу наловлю!

Солнце так и не зашло за горизонт. В легких сумерках появились комары и мошкара. Ребята, сидя за столом, крепко отмечали начало маршрута. Олег сидел, щурясь, не в силах разлепить набрякшие веки, но крепился и лег спать после меня.

Спозаранку Олег и Слава пошли на рыбалку. Как помним, Олег ещё с вечера грозился, что сегодня будет что-то невероятное. Но рыбы в реке не было. Слава настегал с десяток окуней, плотвы и ещё какой-то рыбы (сами не знают), Олег же пришёл не солоно хлебавши.

Собрали катамаран. Это называется стапель.

Где-то после шести вечера с запада наползли тучи, загромыхало и начался дождь. Мы забились в палатки. Так он моросил более двух часов. Вскоре начало затихать, запад посветлел. От реки донеслись крики. Я вышел на мост. Мимо проплыли две галоши, “рафтами” их еще называют, полные, как мне показалось, полупьяных мужиков. Один из них зачем-то спросил меня:

- Как тебя зовут?
Зачем это ему, подумал я, но из природной вежливости ответил:
- Серёжа, – рука слабо качнулась вперед.
Вскоре они исчезли в шиверах. Голоса затихли.

.

Утро солнечное и прохладное. Но часам к десяти небо посинело и припекло солнце. Сделали парус. На завтрак пшённая каша со сгущёнкой. Майский чай.

В двенадцать тридцать вышли. Сразу небольшой порожек, плёсы (возможно, было озеро Шуванда), перекаты и вышли в озеро Мандуярви. Всё это потребовало некоторого времени, тем более на озере ветер дул в лицо и парус бездействовал. В пять часов по-полудни остановились на выходе из озера на острове. Хорошая стоянка. Слава с Федей вышли на рыбалку, облюбовав один из камней на берегу озера. О, это оказалось самой лучшей рыбалкой похода. Червяки уже не котировались, в виде насадки использовались кусочки свежей рыбы. Ребята только успевали вытаскивать крупных окуней из воды. Подошел Олег со спиннингом, затем в ход пошли закидушки… Но рыбы в озере не было.

Коварный порог

Миша, который день внимательно наблюдавший за заходом солнца, сообщил, что солнце сегодня зашло на сорок минут раньше, в двадцать три пятьдесят, видимо из-за го-рушки за озером. А мы было подумали, что после нашего спуска по глобусу Земли к югу, изменился уровень горизонта.

Особенно не засиживались, как-то незаметно расползлись по палаткам. Назавтра нас ожидал порог “Коварный”, третьей или четвёртой категории сложности, а их всего шесть, и длиной двести-четыреста метров. Поэтому Иринку всю ночь мучили кошмары.

Выползли из палаток в десять. С утра жарение рыбы. Со вчерашнего дня похолодало. Ночью тихо, а с утра начинается ветер, появляются кучевые облака.
Осмотрели с Мишкой порог.
- Идем с вещами? – посоветовался со мной Миша.
- С вещами, – после недолгого раздумья, согласился я. Это же такая канитель, перетаскивать вещи неизвестно в какую даль.
Федя приготовился снимать кино. Ирина ассистировала. Когда она узнала об этом, то очень обрадовалась.

Порог действительно коварный. При прохождении, в самом кульминационном моменте, когда решалась наша судьба: пройдем порог мы или нет, – два хитрых камня, притаившиеся под водой, и между которыми умудрился засунуть весло Олег, вырвали оное из его рук. И катамаран испуганно замер.

Олег недоуменно смотрит на сидящего справа Мишу:
- Что делать будем, Миш? Весла-то в моих руках нет. Камни, понимаешь…
- Так поищи его. Посмотри слева.
Олег долго ищет, шаря руками под водой…

Особенно я просил его не обрезать мне ноги… Иринка, отвернувшись, молча обливалась слезами…

- Слева нет…
- Нет? Так поищи справа.
Олег опять некоторое время ищет…
- Точно. Вот оно справа, между гондол, мимо нас проплывает. Нет, Миш, ты посмотри…
- Что Миш? Бери весло!!!
- О, Миш, ты не мог бы быть так любезен, если тебе не трудно, подать мне его!

Опустив в воду левую руку, Миша молча вынимает весло и вручает Олегу. Крепко схватив весло обеими руками, вывалившись из катамарана по пояс, Олег делает мощный загреб, граничащий с заколом и катамаран, судьба которого всё это время висела на во-лоске, так как он перекрыл всеми гондолами порог, облегченно вздохнув, выпрыгнул в струю реки.
- Нос вправо! – заорал я запоздало.
Идем какую-то незначительную шиверу. Я вижу, что обливник, который посередине реки, лучше обойти слева. А мы идем правее. И я командую:
- Нос влево!
С мыслью, что ещё не поздно отменить команду. Но что подумают обо мне товарищи, если я буду дёргать их туда-сюда, и я продолжал молча упрямо настаивать на первоначальном варианте. Ребята, доверяя мне, начали разворот.

И ничего не получается. Тяжёлый катамаран успевает развернуться лагом к камню и плотно засесть на нём. Начинаем раскачивать катамаран, пытаясь сдёрнуть его с камня. Через некоторое время это удается, и катамаран продолжает движение.
- Рулило, – уничижительно бросил мне через плечо Олег.
Я молча проглотил заслуженное обвинение. Что делать.

Прошли несколько километров по озеру Пистаярви и остановились на продуваемом песчаном пляже небольшого острова, уставшие после пяти часов гребли.

Подковообразная лагуна

Олег вылез из палатки, закурил и аж задохнулся в кашле от свежего воздуха. Все курильщики через несколько лет начинают кашлять, с изумлением спрашивая себя при этом: что же это такое? Неужели снизился местный иммунитет лёгких?

Чистит с вечера наловленную Федей рыбу. Спрашивает Славу:
- Чешую нужно чистить?
- Не надо, – отвечает Слава, – внутренности убери, разварится, процедим через марлю.
- Где это ты найдешь марлю? – недоверчиво посмотрела на Славу Ирина.
Но Слава опытный ухи варщик, он просто слил бульон из котелка, выбросив разварившееся мясо и кости рыбкам.

Над нами кругами летали чайки, пронзительно крича. Они видели, что у нас есть лишняя рыба и просили поделиться. Миша бросил им несколько штук. Вот одна чайка заходит, планируя, для захвата с поверхности воды удобную для неё рыбу. Что-то мешает это сделать. То ли камышинки, растущие над водой, то ли расположение рыбы. И птица, планируя, приближаясь к поверхности, вновь взмывает, чтобы зайти на новый круг. Но вот она хватает рыбу и, заглатывая её в полете, удаляется.

Слава, шутя видимо, говорил, что это чибис.
- Волосатый, – серьёзно добавлял Миша.
А я вспомнил песенку школьных лет, младших классов.

У дороги чибис, у дороги чибис.
Он кричит, волнуется, чудак:
Ах, скажите, чьи вы,
Ах, скажите, чьи вы,
И зачем, зачем приплыли вы сюда?

Дошли до деревни Тихтоозеро и остановились у околицы на южном мыску континента. Слава, Олег и Ирина сходили в магазин, купили сахар, пива. И далее вышли в озеро с неясными ориентирами. Плыли, плыли… Миша всё настаивал свернуть к западу, но тогда бы мы заблудились. Олег настаивал на южном направлении, я и Слава поддержали его.

Через некоторое время послышался таинственный свист и одна из гондол под Славой начала спускать: Миша, Ирина и Слава начали медленно погружаться в тёмные воды озера Пистаярви. Но на пути находился необитаемый остров. На наше счастье мы обогнули его справа и пристав к нему, надули гондолу. Справа вдалеке зажелтел пляж. Туда, – было принято решение. И, подплывая к вырисовывавшемуся пляжу, мы поняли, что попали на западный берег недалеко от выхода из озера в подковообразный заливчик. Там нас ждал мощный пляж с оборудованной стоянкой.

Уставший, я прилег на пару часиков до ужина под покровом сосен. Ребята до изнеможения резались в карты. Курил один Олег. Слава наконец понял, что табачные яды способствуют развитию атеросклероза. Но главное, что его взволновало, так это то, что в табачном дыме, кроме никотина, имеется и более опасное вещество – радиоактивный полоний, способствующий развитию злокачественных опухолей.

- Нет, надо бросать, – с тревогой думал Слава. – Хотя тридцать лет…
- Что козырь?
- Слав, козырь “буби”, а играем в “козла”…, – вежливо напомнили ему.
- Давай ходи…

Вечером фотосъемка отражения в зеркальной воде, заката. Солнце садится за лесом. Вдали над заливом фиолетовые облака, а выше голубые небеса. По зеркальной глади залива плавал катамаранный парусник.

Ночные грёзы Белоусова

Заполночь… Слегка посмурнело. Скоро вновь взойдёт солнце. Залезли в палатку, наглухо застегнувшись от комаров. Закрыв глаза и расслабившись Миша неожиданно вспомнил уже далёкое… Да, было такое однажды, в ночь перед восхождением на вершину Эльбруса, когда мечталось о том, … как расстёгиваешь палатку и выходишь навстречу солнцу, выходишь в лето: тёплый ветер обдувает лицо, кругом шелковистая трава, речка, птицы поют, деревенская околица…

Чуть слышно зазвучали “Грёзы” Роберта Шумана …
Закашлялся Слава… Околица растворилась… Стихло фортепиано. Миша провёл рукой по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил... С одной стороны рядом лежал Федя, тихо посапывая, с другой – укрытая с головой Ирина.
- Как она может спать так в такую жару? – вяло подумал Миша, вновь проваливаясь в грёзы…

…Огромные звёзды висят низко-низко над палаткой, и кажется, что стоит протянуть ладони, как они наполнятся разноцветными огоньками: жёлтыми, красными, голубыми, зелёными. Детская, непосредственная радость наполняет душу. Будто бы завтра Новый год и в школу не идти. Ущербная луна светит откуда-то снизу, едва выглядывая из-за го-ры. На небе ни облачка. Снежные склоны отливают матовым серебром. Всё напоминает рождественскую открытку, и лишь не хватает избушки с дымком из трубы. А в избушке тепло-тепло и пахнет пирогами.

…Ветер. Какой ужасный был ветер. Никогда за свою жизнь не слышал воя ветра в лыжных палках. Визжал, как пантера, загнанная в западню, с такой дикой злобой, что невольно хотелось оглянуться по сторонам…

Порыв ветра сносит с тропинки, старается столкнуть вниз. Левая нога проскальзывает… и ужас охватывает, сковывая. Вновь, как и тогда, посмотрел вниз, куда мог бы улететь… Затем пятнадцать шагов вверх и перерыв. Ещё пятнадцать шагов. Ещё десять. Ещё, ещё, ещё…

…А перед глазами качающиеся широкие плечи Андрея Моложавого… …Захотелось домой, в тепло, вниз… Туда, где загорают, купаются в реке, пьют от жары холодное пиво…
Пиво,… пиво,… пиво…

Вновь закашлялся Слава, его поддержала Ирина. Утром их особенно почему-то беспокоит кашель… Грёзы рассеялись… Пора вставать… И Миша расстегнул палатку и вышел навстречу солнцу, вышел в лето: тёплый ветер обдувал лицо, кругом шелковистые кустики черники, подковообразная лагуна озера, белый песок, вскрики чаек, где-то там осталась деревенская околица…

Утро встретило тишиной и безоблачным небом… На берегу озера стоял Олег, разма-тывая закидушки… Что-то будет… Около палатки сидел Серёга Родиков, читая мировой бестселлер Джорджа Клейсона: “Самый богатый человек в Вавилоне”.
- Привет!
- Привет, привет…

Для хорошего стула нужны натуральные витамины

Когда стоишь на рубеже,
И годы давят тяжкой ношей,
Не кресло радует уже,
А то, что утром стул хороший.

М.Белоусов

Миша, погуляв по окрестностям, прочитал своё стихотворение о любимом утреннем стуле. Это настолько актуально, что я подумал: своему стулу я, в том числе должен быть благодарен фирме Nutrilite, одной из немногих мировых фирм производящих натуральные витамины. А это витамины, полученные из натуральных продуктов, когда при изготовлении не добавляется и не отнимается ничего, что могло бы привести к разрушению или изменению их молекулярных, биологических или биохимических комбинаций или свойств. Другие: фракционированные и синтетические витамины нас не должны интересовать. Почему нужно употреблять только натуральные витамины? Вот одна из причин. В природе молекулы витаминов являются правовращающими, в то время как синтетические аналоги – левовращающие. Эту проблему образно сформулировал доктор Гилберт Левин :

- Поскольку структура имеет другое строение, левовращающая молекула не может принимать участие в химических реакциях, предназначенных для правовращающей молекулы. Также как левая рука не может приспособиться к правой перчатке, так ассиметричная геометрия молекулы препятствует вовлечению её в обмен веществ организма.

Давидик Д.С., как отмечает Король А.Н. кандидат медицинских наук, доцент кафедры неврологии Львовского государственного медицинского университета, делает выводы – нужно сбалансировать рацион по витаминам и минеральным веществам, он должен быть разнообразным и объемным! Однако, постоянное изменение количества витаминов в суточном рационе, неравномерное их потребление свидетельствует о том, что нас постоянно подстерегает витаминная недостаточность. Выход один – ежедневный прием витаминно-минерального комплекса!

Да нет проблем! Ежедневный прием после еды одной таблетки Дейли, содержащей тринадцать витаминов и восемь минералов, решает эту проблему, в том числе и со стулом. После месяца-двух ежедневного приема витаминов и минералов я был поражён тем, как чётко стал работать кишечник. Но как об этом рассказать другим? Для этого и существуют поэты, умеющие ёмко и точно выразить так волнующие нас вещи в стихах (смотри эпиграф).

Трудолюбивые муравьи

Под ногами носились муравьи, щекоча за пятки. И я присмотрелся повнимательнее: чем это они там занимаются?

Вот муравьишка вцепился в бревно, примерно в десять раз превосходящее его по объёму и потащил в сторону муравейника, хотя тот находился для него на конце света. Протащил метра три. Зачем ему нужно было именно это бревно? По пути ему попадались точно такие же брёвна, но он не обращал на них внимания. Мимо бегали-носились другие муравьи. Один из них взялся помочь этому муравью и вот они уже вдвоём тащат бревно. Иногда они тянули бревно вроде как в разные стороны, пытаясь преодолеть препятствия, порой один муравей тащит бревно вместе с другим муравьём. Затем они потерялись где-то в чаще кустиков черники.

Овода-дождёвки (неужели те же самые дождёвки, что были и на Мрас-Су в 1985 го-ду? Нет, как я потом выяснил у Лены Цукановой, это были мухи-золотоглазки) пытаясь укусить меня, после щелчка по лбу падали чуть живые на землю. Через некоторое время около одной из них уже кружилось с десяток муравьёв. Им не удавалось сдвинуть её с места, она вцепилась в сосновую иголку, пытаясь избежать участи быть оттащенной и съеденной, и этим тормозила расправу над собой. А муравьи кружились вокруг неё, кусали, впрыскивая свою знаменитую муравьиную кислоту, и заламывали ей лапы. И вот уже большая муха обездвижена и один или двое муравьёв готовы её транспортировать.

А вот лежит ещё одна оглушенная золотоглазка лапками кверху, едва шевеля ими. Несколько деловых муравьёв пробежали мимо, не заметив её. Вот один наткнулся, отпря-нул в испуге от шевелившихся лапок и стремглав убежал куда-то. Через некоторое время к мухе подбежали-подлетели два свирепых бойца и с лёту яростно вцепились в отчаянно барахтающуюся муху. Один из них схватил муху за голову и в броске через себя переки-нул её на спину. Удар был настолько сильным, что у мухи перехватило дыхание. А через некоторое время с десяток муравьев окружили и затоптали-закусали её. Муха обездвижила. И один-двое муравьев легко потащили её куда надо.

В банный день у Олега ловилась рыба

Пар горячий ломит тело,
Жжёт лицо, дыханье, уши.
И кому какое дело,
Где и как мы лечим души.

М.Белоусов

Сделали баню. Для этого сложили из камней печку, разожгли в ней огонь и часа три-четыре грели камни. Когда камни прогрелись достаточно, удалили из печки угли и накрыли её тентом. Первыми париться залезли Олег со Славой. А мы с Мишкой решили насадить на крючки Олеговой закидушки окуней, пойманные с вечера Славой и Федей. Едва успели насадить, как Олег выскочил красный из парилки. Следующей была наша очередь. Сидим, паримся, а Слава комментирует:

Олег подошёл к закидушкам, посмотрел и решил проверить, не попался ли кто. Тянет и… о, вытягивает двух здоровенных безмолвствующих окуней.
- Что попалось? – спрашивает его вылезший из парилки Миша, не в силах пропустить фантастического зрелища.
- Две попались, – со скромной гордостью отвечал Олег, насаживая их на свой кукан.
Миша молча упал в воду и долго не появлялся.
- У меня сейчас перестало получаться, – посетует про себя потом Олег, объясняя отсутствие рыбы в реке и озерах.

Я распаренный подошел к столу. Федя учуял березовый дух, исходящий от меня.
- Дядя Олег, вам повезло, что вы спите в палатке с таким ароматным мужчиной, как дядя Серёжа.
Федя маленький, маленький, ему одиннадцать лет, но говорит он столь изысканно, что уже сейчас в нём чувствуется недюжинный талант будущего поэта.

Вышли из залива в одиннадцать пятьдесят, преодолевая волну, нагоняемую восточ-ным ветром. Плыли молча, объятые ужасом перед порогом “Семиповоротный”. Исток Писты на юге озера Пистаярви. На выходе из озера порог “Лужма”, второй категории сложности, длиной сто метров. Проход без осмотра по основной струе. За порогом небольшое озеро с островом. За озером начинается каскад коротких, но мощных шивер (из описания).

Через сто метров быстротока после последней шиверы, на левом повороте, начинается самый длинный порог Писты – “Семиповоротный”, третьей-четвёртой категории сложности, длиной тысяча триста метров. Здесь мы осмотрели часть порога и поставили Федю снимать кино, во время чего его крепко кусали комары. За “Семиповоротным” небольшое озеро, на выходе из которого порог “Одинокое дерево”, второй категории сложности, длиной триста метров.

Вот озеро Муасъярви, состоящее из двух плёсов с узкой горловиной между ними, длиной около шести километров с высокими островами, я что-то не припомню. Дальше, помню, были пороги “Журавлиный”, “Петух” и “Грива” и мы через три километра плёса вышли в озеро Вайкульское. Здесь память моя восстановилась. Преодолели кое-как озеро и решили посмотреть стоянку слева, но она была занята отсутствующими рыбаками и мы пошли дальше.

За озером полуразрушенный мост, и через триста метров начинается двухкилометровый Вайкульский каскад – две мощные шиверы. Мы зачалились в улове слева перед порогом “Фурляляй”. Стоянка оказалась на вершине холма, мне это не понравилось, но делать нечего и я потащил мешок с продуктами на пятидесятиметровую высоту.

Глазастый Федя и разговоры в порогах

Сижу на камне, напротив шиверы, перед порогом “Фурляляй”. Ни комаров, ни мошек, лишь одинокие золотоглазки осторожно вьются около. Ласковый, тёплый ветерок обдувает с воды, солнышко припекает спину. Тринадцать часов времени. Ощущение, что мы на горной речке. Вода, мощно с шумом выливаясь из-за поворота, подпрыгивая в ва-лах, пучится пузырём на плёсе, накатываясь на камень, и устремляется дальше, дальше к порогу, что за спиной. В турбулентности водного потока всё же можно усмотреть некото-рые цикличности: вода периодически то наваливается на камень, то отходит. И так непрерывно вот который год. Откуда-то вытекает и куда-то течёт. Круговорот воды в природе… (где-то я это уже слышал).

Ребята, забравшись на вершину горы, а это метров пятьдесят вверх, изо всех сил режутся в карты. Это такая азартная игра, что уже перестаешь видеть красоты Карельского края, а, напрягая зрение, боишься схватить “кинга”, перестаёшь вдыхать чистый воздух, потому что клубы вонючего табачного дыма с его компонентами выкуриваемых одной за другой сигарет, окутывают тебя плотным облаком, а это в четыре с лишним раза вреднее выхлопных газов автомобиля. И надсадный кашель закоренелых курильщиков свидетельствует, что не до конца еще лёгкие забиты сажей… Пока только усиливается образование слизи, появляется кашель с мокротой. Постепенно в воспалительный процесс вовлекаются все слои стенки бронха. Возникает хроническое воспаление бронхов. Хронический бронхит постепенно приводит к развитию эмфиземы, пневмосклероза.

Мы с Федей решили искупаться. Федя мне ещё ранее говорил: - Дядя Серёжа, вы знаете, я такой глазастый…
И теперь он увидел карабин, лежащий на дне реки под катамараном. Он лежал, поблескивая в редких лучах солнца, прорвавшихся сквозь чащу леса и прозрачную толщу воды. Феде пришлось пару раз нырнуть, чтобы достать его.

Порог “Фурляляй”, третьей категории сложности, длиной пятьсот метров, мы прошли, как и намечали. Я для фильма даже надел каску, но кинокамера по недосмотру Миши была настроена на просмотр, а не на съёмку, поэтому, как потом оказалось, “кина” не получилось.

Через восемь километров болотистого плёса порог “Имисев”, третьей-четвёртой категории сложности, длиной триста метров. Слева, справа стоянки. Осмотрели. Порог из двух ступеней, но простой: струя на большом падении с мощными валами до одного-полутора метров, с правым поворотом. Зашли, нормально идём. Федя снимает кино. И тут я краем левого уха слышу, как Олег начинает переговариваться с Мишей, что вообще не-допустимо при прохождении порога. Ему, – говорит он Мише, – кажется, что нас несёт лагом на камни левого берега. И он решил поделиться своими соображениями по поводу того, что, собственно говоря, происходит, и что следовало бы сделать в этот момент. Но Миша не стал его слушать, так как был занят тем, что держал нос катамарана в нужном направлении.

Затем через семьдесят метров плёса следующий порог. Да не сложный. В середине порога Олег, посчитав, что всё позади, выпростался из лямок и уселся в своем гнезде, как на стуле. Я ему говорю-спрашиваю:
- А не рано ли ты, Олег, освободился от лямок? Тут впереди показался небольшой слив. Дополнительной команды не потребовалось. Резво подскочив, Олег быстро влетел в лямки. А в это время экипаж держал катамаран в нужном направлении и всё обошлось.

На плёсах и озёрах грёб только один Олег

Через четыре километра плёса, началось озеро Корпиярви. Мы дружно смотрели влево, но двух полян на берегу пока не наблюдали.
Плывём по плёсу, либо по озеру. Олег всё возмущается:
- Почему никто, кроме меня не гребёт?
И косит лиловым глазом в мою сторону. Потом у него закружилась голова, и он стал косить в правую сторону, на Славу. Через некоторое время он обнаглел и, оголив волосатую грудь, начал орать через правое плечо в пространство над катамараном:

- Почему никто, кроме меня не гребёт? Тра-та-та…
- Да, – отвечали ему из пространства над катамараном, – если бы ты греб один, катамаран кружился бы на одном месте, а так он рыскает то влево, то вправо. Путём недолгого наблюдения удалось выяснить, что при развороте катамарана влево, виноватым должен был быть Олег – он сидел впереди слева и, таким образом, недогребал, при развороте вправо – Слава, тот сидел сзади справа и тоже, таким же образом, недогребал. Миша, как руководитель похода, по определению не мог быть виноватым, кроме того, стоило ему начать грести в полную силу, а не гладить воду, как это делал Олег, имитируя греблю, то мы бы закружились и слетели с катамарана в разные стороны, вследствие действия центробежных сил. Я, как капитан, тоже по тому же определению не мог быть виноватым. Но Олег требовал команды.

- Хорошо, – говорю ему, – командую:
- Нос вправо!

Наконец слева показалось что-то похожее на поляну. Но она нам не понравилась, так как находилась недалеко от дороги, по которой туда сюда сновали пыльные грузовики. И мы облюбовали каменистый мысок, вроде как неприспособленный для стоянки.

Вот здесь ребята хорошо отметили приближение окончания похода. Олег падал, Слава падал. К ним подсел инопланетянин…
- Ребята, я с Сатурна!
- Отлично. Миш, налей ему! – от щедрой души предложил Слава.

Выпили. Он опять. - Ребята, я с Сатурна!!
- Хорошо, можно и повторить, – вновь расщедрился Слава.
- Ребята, вы не поняли, я инопланетянин…
- Всё, стоп, ребята, Сатурну больше не наливать! – предупредил товарищей Олег и упал с камня навзничь. Олега упаковали в спальник и затащили в палатку, спасая от комаров.

Утром моросящий дождь. С восточной стороны из-за бугра-леса вываливались облака и по воде местами шёл шорох: ш-ш-ш… Видно было, как туча стекала в озеро. Стоял под сосной, наблюдая за движением шороха. Ветер подгонял тучи. Наконец с восточной стороны посветлело. В народе говорят: летним утром маленький дождь – днём хорошая погода. Всё, время будить ребят.

- Олег, вставай, пора на процедуры, – позвал я. – Уже десять часов.
- Да ты что?! – удивился Олег, делая попытку открыть глаза. – Чуть было не про-спал. Последний день на воде. Олег непрерывно пил из озера, опустив голову в воду. Озеро мельчало. Впереди показался железобетонный автомобильный мост. Перед мостом встали на стоянку. Затем на пустом катамаране дошли до самого мощного и красивого порога “Поалла”, четвёртой категории сложности. Две ступени, длина первой ступени – семьдесят метров, второй – сто пятьдесят метров. Между ступенями триста метров плёса. Федя снимал кино. В первой ступени в пороге слева камень. Мы грамотно обошли его. Вот вторая ступень посложней будет. Вода в основном сваливается вправо. И нас затянуло туда. Носовой удар в бочке. Захотелось вылететь из лямок, но усилием воли удержались. Решили пройти ещё раз. Заходили так же. Я дал команду:
- Нос влево!
Но нас вновь неудержимо влекло в бочку. Немного лучше, но всё равно не прошли так, как хотелось. Нужно сразу брать левее. Пошли обратно на стоянку.

Поход в Войницу

Разобрали катамаран. Это называется антистапель. Миша говорит:
- Неплохо бы сходить в Войницу, что в восьми километрах от моста, – и посмот-рел на Славу.
- Нет, ну как что, так Слава, Слава. Не, я один не пойду…
- Что нужно взять? – не выдержал он.
- Как что, Слав? Пива. Ты сколько будешь? Нам по полторашке.
- И мне полторашку, – оживился Слава.

Потом опомнился: - Я столько не донесу.
- Я пойду с тобой, – выручил я Славу.
С нами увязался Федя. И бодрым шагом мы тронулись в Войницу. На мосту нам по-встречался дед из Кеми, сборщик морошки. Мы спросили его:
- Сколько километров до Войницы?
- Пятнадцать.

Мы промолчали, не поверив, мысленно ужаснувшись возможной правды. Идём. Один километр прошли, другой, третий. Вдоль дороги лежали медные никому не нужные провода. Слава занялся расчетами возможной выручки. Получалась колоссальная сумма. Но нет в Карелии приемных пунктов…

Прошли четвертый километр. Попуток нет. Пятый, шестой километр. Начался дождь. Вот попали-то, – удручённо думали мы. И вот попутный грузовичок. Мы, радостные, залезли в кабину. Спрашиваем водилу:
- Сколько километров до Войницы?
- Пятнадцать.
- Ёкарный бабайка! – испуганно подумали мы.
- А магазин работает?
- Нет, он работает до двух.

И мы повернули обратно. Из-за поворота в нашу сторону выскочили Жигули четвёртой модели…

Беспокойство по поводу недостатка витаминов

- Сегодня употреблять алкоголь не будем, – авторитетно заявил Слава, подходя к столу и чувствуя алчущий взгляд товарищей. На столе стояли миски, наполненные вкусным супом. У Олега, Миши и Ирины слюнки текли от предвкушения…
- Так как чувствую, что витамин б-шесть в организме уже практически отсутствует, а восполнить его могут только… бананы.
- Да где ж их взять-то? – забеспокоился Олег, оглядываясь на окружающие нас со-сны, берёзы…
- Да, Слав, тебя только за бананами посылать…, – разочарованно изрёк Миша, принимаясь за суп.
- Серёг, а в чём состоит проявление недостатка этого витамина и где ещё его мож-но взять? – заходил возбужденно вокруг стола Олег.
- Витамин б-шесть, пиридоксин, обеспечивает организму усвоение белков и жиров.
Содержится в рисовых отрубях, зародышах пшеницы, бобах, дрожжах, мясе, печени, почках и, как говорит Слава, в бананах. При его недостатке появляется шелушение и покраснение кожи, нарушение кровообращения в пальцах рук и ног, приводящие в самых тяжёлых случаях к гангрене…

Слава посмотрел на покрасневшую под загаром, шелушащуюся лысину Олега, неза-метно пошевелил под столом пальцами рук и ног.
- Вообще, витамины б-комплекса следует принимать всем, особенно курящим и принимающим алкоголь, спортсменам…, – продолжил я животрепещущую тему.
- Во, во, я об этом и говорю, – напомнил ещё раз всем Слава. – А спортсменом у нас, наверное, Серёга будет.
- А что, Слав, я каждый день зарядку делаю, раза два-три в неделю кроссы бегаю…
- Слав, а с чего ты взял, что витамин б-шесть находится в бананах? – не отставал Олег.
- В том числе. Об этом мне рассказала доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой клинической фармакологии Ивановской Государственной медицинской академии, консультант Международного института микроэлементов ЮНЕСКО Ольга Алексеевна Громова.
- О, Слав, какие у тебя знакомые…, – уважительно посмотрели мы на Славу.
- Вот Ирина беспокоилась по поводу синяков…, – продолжил я.
- Да, да, у меня это давно, меня в институте так и звали “Синяк”…
- Я точно не могу сказать, нужно посмотреть, но одной из причин может быть недостаток витамина С, который, в частности, проявляется в поражении стенок кровеносных сосудов: повышению их проницаемости, утончению стенок, – приводящее к кровотечениям и кровоизлияниям. Также при недостатке витамина б-пять, или по-другому –пантотеновой кислоты, возникают подкожные кровоизлияния, снижается иммунитет.

Ирина взволнованно слушала, не сводя с меня зачарованных глаз.
- Да, я биолог, я так хорошо это понимаю…, – чуть слышно говорила она.
- Так что вам, ребята, не избежать применения витаминов, причем, хочу подчеркнуть, натуральных, – подытожил я. – О чём я уже говорил, ссылаясь на потрясающий Мишин и свой стул.

Все молча переваривали сказанное. Думали, что здоровье – это одна из самых больших ценностей всех времён и народов, и если посмотреть, сколько стоит медицинское обслуживание, то нам не остается ничего, кроме как неизбежно склониться к тому, чтобы больше внимания уделять себе…
- Сергей, а правда, как утверждает доктор Уоллок, американский ученый, что люди, умершие своей естественной смертью, умирают, в основном, от неполноценного питания, то есть от дефицита питательных средств? – начала глубже копать Ирина. – Меня этот вопрос очень волнует…

- Да, и он же, исследуя причины долголетия людей, утверждает, что нам необходимо более девяноста пищевых добавок: шестьдесят минералов, шестнадцать витаминов, двенадцать основных аминокислот и белков, а также три основные жирные кислоты. - Да, это круто…
- Серёг, а каким образом обеспечить свой дневной рацион всеми пищевыми добавками? – заинтересовались ребята. – Мы ж понимаем, что как бы мы полноценно не питались, мы всё же не сможем проконтролировать полную обеспеченность организма в витаминах и минералах…
- О, это очень интересный вопрос…
- Нет, Слав, ты всё-таки что-то там с бананами…, – Олег почувствовал непреодолимую тягу ко сну и у него начали закрываться глаза. Мы помогли Олегу дойти до палатки. Слава с Мишей в последний раз засобирались на рыбалку…

На траву упала вечерняя роса, слегка намочив разбросанные там и сям спальники и одежду. Вечер прошёл очень спокойно. Завтра в три часа пополудни нас ждал на мосту автомобиль с обещанием довезти за три тысячи пятьсот рублей до Кеми, а это двести двадцать километров. Похолодало. С Белого моря надвигался туман.

10 - 20 июля 2005 года
C. Родиков
Последнее изменениеВторник, 17 Май 2016 14:54
Наверх
Наименование СМИ: сетевое издание «Деловой Мичуринск»
Учредитель: Автономная некоммерческая организация "Здоровая нация"
Главный редактор: Поляков Д. А.
Адрес электронной почты редакции: delovoy-m@mail.ru
Телефон редакции: 8 (47545) 5 -22 - 24
Адрес редакции: 393761, Тамбовская обл, г. Мичуринск, ул. Красная, д. 97А, к. 1
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-76318 от 26.07.2019 года.