Menu
RSS

Ангелина

Останься в моём мире…

Прошу тебя, останься в моём мире,
Тут ровно так, как нравится тебе,
Тут музыка тяжёлая в квартире,
Тут можно просыпаться на заре.

Прошу тебя…Ещё чуть-чуть…останься,
Тут можно не стесняться ничего,
Тут можно закружиться в вихре вальса,
Хоть не умеем танцевать совсем его.

Тут, как ты любишь, сахара 2 ложки,
Тут разговоры долго ни о чём,
Тут суп горячий в белой с кантом плошке,
Тут, если хочешь, тортик испечём.

Тут можно не скрывать своих обличий,
Не путать маски, как хамелеон,
И наслаждаться манией величья,
И накупить конфет на миллион…

Тут, как ты любишь, всем открыты двери,
Тут, если хочешь, будет тишина,
Тут почитаем Данте Алигьери,
А, может, погуляем до темна.

Ты оставайся, тут всегда спокойно,
Здесь место есть хоть многим, но не всем,
Всегда тепло и не бывает больно,
Прошу тебя...останься насовсем…

Я так боюсь…

Я так боюсь, что станет всё ненужным,
Что станет всё равно на тёплый дом,
Что будет стыть несъеденный твой ужин,
И рухнет всё, что нажито трудом…

Я так боюсь, что будет безразлично,
Кто с кем, куда, зачем идёт,
Что станет неприличное приличным,
Боюсь, что сердце душу не поймёт…

Я так боюсь, что скажешь: «мне не надо»,
«мне надоело» - страшные слова,
Боюсь, что не нужна я буду рядом,
Обнять меня захочешь ты едва…

Я так боюсь пустого равнодушья,
Что будет всё равно на слово «мы»
Я так боюсь…как смерти от удушья,
Как высоты или какой чумы…

Я так боюсь, что будет безразлично,
На месте «всё» вдруг станет «ничего»,
Что будет всё до глупости обычным,
Что станешь ты «чужим» из «моего»...

Тамбову

Я видела город, стоящий над самой рекою,
Я видела солнце – садилось в асфальтную пыль,
Я трогала травы, касалась их нежно рукою,
И тень свою бросил на водную гладь церкви шпиль.

Вдыхала я воздух, наполненный сладким дурманом,
Там пахло вином, немного песком и рекой,
На плечи ложился дым серый ночного тумана,
И небо манило закатной своей красотой…

Считая ступеньки и метры моста подвесного,
Я чуяла кожей, как время быстрее идёт,
Я молча просила: «Помедленней можно немного?»
Заката момент пусть ещё часа два подождёт…

Не слушало время, и солнце разбилось о стены,
Стекло красным цветом, испачкавшись в тину и ил,
Последним лучом зацепилось за телеантенны…
Закончился вечер, но счастлива я, что он был…

Ни о чём не жалёю…права.

Обжигающим льётся по телу сладким мёдом с ванилью тепло,
За окошком почти посветлело,может не было вовсе темно?

Свежим запахом тянет по ветру, может с речки, а может трава,
Взглядом, словом твоим я согрета,ни о чём не жалею. Права.

Пахнет сеном, цветами,прохладой,хороша эта ночь и свежа,
Над Землёю звёзд мириады,смотришь на небо ты чуть дыша...

Улыбаюсь, глаза прикрываю, полной грудью вдохнуть и запеть,
Словно бабочка в свет прилетаю, не боюсь я в огне том сгореть...

Будут снова луга и закаты, шелест листьев и отблеск огня...
Ничего мне, поверьте, не надо - только знать, что ты есть у меня.

Опоздали

Он умер! Умер! Не дождался. Он не болел…хотя, наверное, он просто не жаловался на то, что у него постоянно болит голова, слезятся глаза, что-то бухает и свистит внутри. Я его помню светлым и полным сил. Он так любил, когда вокруг него суетились куры, гуси, махонькие цыплятки пили водичку из корытца, стоявшего рядом с ним. Небольшие деревянные постройки завершали деревенский ансамбль, расположившись неподалёку. Старые деревяшки амбара скрипели от тяжести навалившегося зерна и сена. Он любил этот скрип. Он любил хорошую погоду, когда на солнце можно было погреть свои дряхлые кости, в такие дни он как будто бы распрямлялся и становился выше…как в молодости. А потом пустота…жуткое чувство одиночества…он смотрел старыми почти ослепшими глазами внутрь себя и не видел ни жизни, ни тепла… Он надеялся, что кто-то приедет, навестит, приведёт в порядок его внешний вид, из-за немощи он не мог сделать этого самостоятельно…а потом он умер…и никому до этого не было дела, он потух, перестав надеяться, а вы бы стали ждать почти 20 лет, пока к вам кто-то приедет? Не дождался…не смог…люди помогли ему уйти, не желая оставлять после себя ничего, он попросту ушёл в землю, порос травой, закрыв густыми кустами свою любимую берёзку и ненавистный бетонный столб…Прости меня, мой уголок детства - старый небольшой дом, жуткий для всех и милый для меня одной, ты так и не узнал, как мне дороги воспоминания о тебе…Не успела. Не дождался.

КО ДНЮ ПОБЕДЫ!

«Я буду ждать тебя, любимый мой, родной!» - всё говорила парню со слезами

Девчонка с русою красивою косой и карими печальными глазами.

А он молчал и, глядя на неё, всё думал: «Вот война-злодейка!

Как я теперь на фронте без неё, без этих кос, что вьются русой змейкой?».

Обнявшись, может быть, в последний раз, он сел на поезд, мчащийся в безвестность,

«Ну как же я без этих карих глаз, глядящих в мёртвую, глухую неизвестность?»

 

И грянул бой! Тяжёлый и ужасный! Здесь нет того, что было дома…там…

Здесь нету губ таких красивых, страстных, и нет родных, любимых наших мам.

Он жил надеждой, что увидит травы, услышит птиц, звенящих в тишине,

Но видел кровь, она лилась отравой на этой чёрной, бешеной войне!

Он воевал! Он бил врага народа! Он лез в огонь, в траншеях он сидел,

Не боевой он был совсем породы, но верен Родине и храбр был, и смел!

 

«Конец войне!» - кричали все солдаты! А он скорей домой к себе летел!

И он не ждал наград себе богатых…увидеть мать свою и Катеньку хотел…

Приехав в дом и вставши у порога, он утонул в объятиях родных,

И Катенька – девчонка – недотрога всё повторяла: « Милый мой жених!»

Мать, слёзы радости украдкой вытирая, всё причитала: «Сыночка! Живой!»

И счастье их уже не знало края, их счастье, опалённое войной!!!

 


ПОХОРОНИМ ЛЮБОВЬ?

Карим цветом глаза.

- Улыбнись!

-Не хочу!

Подкатила слеза, я сдержу, промолчу.

Я привыкла молчать, улыбаясь в ответ,

Зная, что никогда не смогу сказать «нет».

Я прощаю слова «всё равно», «ну и пусть»,

Только если уйду, то уже не вернусь,

И прощения будешь просить уже ты!

Хотя…нет, ты же горд, мы уже у черты!

Лишь два шага шагнуть – и высокий обрыв,

Две слезинки смахнуть, наши чувства зарыв.

Крест без фото и даты поставить любви,

На кресте написать «я молю, не зови!».

Больше плакать не буду, лишь стоять и молчать,

На листке – я забуду – ставлю роспись, печать.

Ты заставил меня подписать этот лист,

И из сердца с раненьем тихий слышится свист.

Закопал ты любовь, хоть дышала она,

И разбил свой бокал, не допивши до дна,

И коротким «пока» ты закончишь рассказ,

Так трагичен он был для меня…нет, для НАС!

 

Мы не будем друг друга тревожить

И боятся мы тоже не станем,

Мы друг другу всего дороже,

И не надо следить за часами.

 

Ты положишь мне руку на плечи,

И погладишь слегка по спине,

В этот сказочный вечер осенний

Снова встретились мы как во сне.

 

Может, нет нас? Мы тихие тени

Или листья на мокрой траве?

Знаю точно, что без сомненья

Нас накроет любовь на заре!

 

Поцелуями губы сверкают,

И блестят нездорово глаза.

И никто никогда не узнает,

Что нам стоило счастье связать!

 

Я парю над землёй невесомо,

Иногда прихожу в твои сны,

И звучит в тиши голос знакомый:

«Я люблю тебя, слышишь ли ты?»

 

Я дотронусь рукою до тела,

Проведу по невинным губам,

Поцелую тебя я несмело и скажу:
«Никому не отдам!»

 

Нас никто в темноте не узнает,

Мы невидимы взорам шальным,

Нас никто никогда не поймает,

Не собьет двух сердец один ритм!


 

Наверх
На сайте размещены материалы информационого агентства "Деловой Мичуринск".
Наименование организации: Деловой Мичуринск
Учредитель: Автономная некоммерческая организация "Здоровая нация"
Главный редактор: Поляков Д. А.
Адрес электронной почты: delovoy-m@mail.ru
Телефон: 8 (47545) 5 -22 - 24
Адрес редакции: 393761, Тамбовская обл, г. Мичуринск, ул. Красная, д. 97А, к. 1
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации ИА № ФС77-71911 от 13 декабря 2017 года.

тмм

 /